Главный взяток

Главный взятокБуйно цве­тет июньское разнотравье. Лес­ные поляны покрылись яркими и пахучими цветами. За природой уследить трудно — то одно ра­стение, то другое вдруг выбрасы­вает цвет. Мы ждем белые пу­шистые пенки таволги. Сын часто бегает на каменистый косогор, где она обычно растет.

— Таволга, таволга зацве­ла! — разнеслось однажды дале­ко из леса.

Чувства, вдруг охватившие, трудно описать. Верно, они такие же, как у призовой лошади, ког­да она на старте, вырывая повод из рук жокея, мощными скачками устремляется вперед. Год хлопот, тревог, а порой и огорчений — и вот один только месяц пчелы ра­ботают на человека. Говорят, в это время разные сны видят пче­ловоды: одни пчел своих, другие фляги с медом, но все без исклю­чения волнуются- Год тяжелого труда должен оправдаться. Будет ли благоприятная погода? Не зальют ли сеногнойные дожди?

С цветами таволги мы начинаем готовиться к глав­ному взятку. Он у нас начинается с липы. В запасе, между таволгой и липой, около десяти дней. Можно про­верить теперь и дальний прогноз на липу: 45—48 дней от цветения черемухи. Заглянем в календарь. Все схо­дится. Оба предвестника липы дают одинаковый прог­ноз — начало первой недели июля.

Итак, осталось десять дней. Первая наша забота — подготовка порожних сотов для нектара. Мы заранее комплектуем запасные корпуса. В них ставим 6 рамок с сушью и 6 рамок с вощиной. Рамки с сушью делаем тоньше по сравнению с тем, какими они остались после прошлогоднего взятка. Остро отточенным нагретым но­жом подрезаем и выравниваем обе рабочие поверхности рамки. При этом глубина ячеек уменьшается, пчелы за­трачивают меньше труда и времени на очистку этих со­тов, да и выход воска возрастает.

На пасеке стоят две группы искусственно отроенных семей и группа инкубаторов, которые уже вывели себе молодых маток. Эти матки уже оплодотворились и хо­рошо червят. Для дальнейших работ с пчелами важно правильно выбрать время, и здесь особенно важна роль прогноза на липу. Мы вырастили молодых маток, но не заменили старых. Убивать их, я считаю, расточительст­вом. Каждой из них не более двух лет. Мы их оставля­ем в нуклеусах, в запас на зиму.

Если нет необходимости в увеличении числа семей, то из семьи с маткой двух лет и старше и инкубатора, вы­растившего себе молодую матку, мы создаем сильную семью — медовик с молодой плодной маткой и нуклеус на старой матке. Делаем это за пять дней до начала главного взятка. Сделать раньше нет смысла: надо дать возможность усилиться обеим объединяемым семьям. Позже тоже плохо. К началу главного взятка семья- медовик должна прийти в нормальное рабочее состоя­ние. Мы заранее мастерим улей с двумя отделениями для нуклеусов, летки которых должны быть направлены в разные стороны.

Все готово. Работу начинаем вместе с маленьким помощником. Ему она очень интересна. Улей нуклеуса подносим к семье со старой маткой. Ее нам нужно будет найти. Это, пожалуй, самая сложная работа, но ее сделать необходимо, если мы задались целью сохранить старую матку.

—Дыма, сынок, дашь совсем немного.

—А почему? Жалить будут.

—Матку надо найти. Дымом сгонишь ее на стенки улья и днем с огнем не отыщешь, а чтоб не жалили, надо работать очень осторожно и аккуратно. Нельзя делать никаких резких движений.

Открываем улей со старой маткой. Оголяем третью с края рамку и вынимаем ее. Смотрим: матки нет. Осто­рожно ставим рамку на место. Сдвигаем холстик, третью рамку закрываем, а четвертую — открываем. Достаем ее, смотрим: расплод великовозрастный, матки нет. Идем дальше, берем следующую рамку.

—Вот она, длиннозадая!—вскрикивает сын и тут же ежится.

—Что, попало? Не кричи в другой раз. Потерпи чуть-чуть, — успокаиваю я сына, а сам переношу сот с маткой и пчелами в первое отделение нуклеуса. Забираю из семьи еще одну рамку с расплодом, пчелами и ставлю в нуклеус. Туда же стряхиваю пчел еще с двух рамок.

Все, теперь можно пользоваться дымом. Из семьи берем одну медо-перговую рамку и ставим ее в нуклеус к краю. Сюда же даем еще рамку с сушью, пригодной для кладки яиц, и рамку с искусственной вощиной. Нук­леус закрываем и больше до конца медосбора осмотра­ми его не беспокоим.

В семью, лишенную матки и трех рамок, ставим три рамки с искусственной вощиной, дополняя гнездо до полного комплекта. Так же работаем и со следующей семьей, имеющей старую матку. Нуклеус теперь создаем во втором отделении разделенного улья и затем ставим его на постоянное место.

—Папа, как же будут жить эти безматочные семьи? Они выведут себе новых маток?

—Нет. Мы их оставим в таком виде лишь до вечера. Вечером же объединим каждую из них с инкубаторами, у которых уже вывелись молодые матки.

—А почему вечером, не сейчас? — сын настаива­ет.— Давай сейчас!

—К вечеру они почувствуют, что остались сирота­ми, и легче перейдут в другую семью. Да и та семья их лучше примет вечером.

—Ну да, вроде как на ночь попросятся сиротинуш­ки, их пустят, а они совсем останутся. Какие хитрые!

—Не по своей же воле, сынок. Мы же их матери лишили.

—Не лишай! Зачем тебе ихняя мать?

—Она с частью своих деток будет у нас в запасе. Если зимой какая-нибудь матка умрет и семья останется без матери, то мы дадим им эту запасную матку.

—А если все матки живы останутся?

—Очень хорошо. Тогда мы эту матку с ее пчелами присоединим к слабой семье.

—И будет семья с двумя матками?

—Нет, сынок. Я же объяснял тебе, что матки не терпят друг друга. В одном гнезде они обязательно встретятся и начнут смертельный бой. Будут биться до тех пор, пока одна из них не убьет другую. Обычно по­гибает старая, а молодая, половчее, остается.

—А наоборот бывает, что старая побеждает?

—Не знаю. Нет, наверное. Природа, сынок, не де­лает таких ошибок. Если уж она создала смертельную вражду между матками, то обязательно позаботилась о том, чтобы победила молодая, способная лучше сохра­нить свой род-

Так мы обрабатываем все семьи, где нужно сменить матку. Попутно чистим подрамники и донья, благо они у нас съемные. Находим строительную рамку и срезаем трутневый расплод.

Вечером безматочную семью подносим к улью-инку­батору. В разожженый дымарь бросаем немного махор­ки или багульника и, открыв обе семьи, сильно окури­ваем их дымом. Он пахуч и едок. Его запах перебивает собственные запахи ульев, и пчелы не проявляют враж­дебности, не чувствуют чужих. Мы пользуемся этим и корпус с безматочной семьей ставим на корпус семьи- инкубатора. Затем сверху ставим третий корпус: восемь рамок с сушью вперемешку с четырьмя рамками с во­щиной. Это пока. Позже, когда пчелы отстроят все рам­ки, две-три из них мы заберем, а оставшиеся раздвинем посвободнее. Иначе матка, стремясь забраться повыше, в теплый угол, начнет червить в верхнем корпусе. Мед пчелы также стремятся держать сверху, а нижние соты они забивают пергой.

Для того чтобы этого не случилось, матку во время взятка мы стремимся держать в нижнем корпусе. Две­надцать рамок ей достаточно, даже если крайние пчелы

займут медом и пергой. Идет четвертое поколение пчел, количество расплода надо соизмерять с силой семьи. Поэтому-то в верхних корпусах мы оставляем по девять- десять рамок, раздвигая их попросторнее. В таких кор­пусах матка обычно не червит, она не любит пустоты около расплода.

Все, семья-медовик готова. Еще некоторое время пче­лы пошумят, выветривая вонький дым, а потом уж бу­дет у них общий запах, станут они родными и близкими.

Подготовка к медосбору семей, у которых не нужно менять матку, гораздо проще. За три дня до предпола­гаемого начала цветения липы мы даем порожнюю по­суду для нектара. Семьям, занимающим один корпус двенадцатирамочного улья, ставим сверху второй и ни­когда не переносим в него рамки с расплодом из ниж­него, как раньше рекомендовали в литературе. Это пу­стые хлопоты, они только усложняют работу и затруд­няют откачку меда.

Сильные семьи обычно к началу главного взятка бывают в двух корпусах. Их приходится осматривать с полной разборкой гнезда. В нижний корпус мы соби­раем все рамки с расплодом, а также рамки с неглубо­кими ячейками, пригодными для яйцекладки. В верхний корпус убираем все остальное, но не более десяти ра­мок. В разрез, между верхним и нижним корпусами, даем еще один, также неполный, с десятью свободно стоящими рамками: восемь суши и две вощины.

Так мы работаем в те годы, когда весна дает нам возможность выполнить все противороевые и лечебные процедуры. Если же с весны не было погоды и сделать все это не удалось, то вступает в силу запасной вариант. Как в этом случае мы готовимся к взятку?

Часть семей имеет маток двух лет и старше. Их надо сменить, но молодых маток мы еще не вывели. Как же быть? Вспомним: пчелы, выведенные из яиц, отложен­ных в июле, и на взятке не успевают поработать и до весны не доживают, а выкармливаются они во время медосбора, и часть нектара уходит на них. Вот это по­коление пчел мы и приносим в жертву делу смены мат­ки. Конечно, это поколение пчел играет свою роль в жизни семьи. Оно выращивает августовский расплод, уходящий в зиму, и с этим надо считаться. Поэтому ра­боты по смене матки нужно начать тем раньше, чем ко­роче главный взяток.

У нас медосбор длинный — около сорока дней. Мы начинаем дней за пять до главного взятка. Совмещаем три работы: отлавливаем матку, формируем нуклеус и готовим семью к взятку. Эти работы я уже описал. Раз­ница теперь только в том, что безматочную семью мы не объединяем с другой семьей, а даем ей возможность вырастить молодую матку. Другими словами — она ста­новится инкубатором. Формируется эта семья так же, как инкубатор: на свежеотстроенных сотах с яйцами вырезаем «окна» шириной 3—4 см и длиной 20—25 см. Над «окнами» пчелы заложат свищевые маточники и выведут маток. Через 3—4 дня мы осматриваем эти семьи и срываем маточники, заложенные в других ме­стах. Тут же готовим семьи к медосбору — даем допол­нительный корпус: если семья была в одном корпусе, то сверху ставим второй, а если в двух корпусах, то третий вставляем вразрез между первым и вторым.

Итак, в запасном варианте часть семей к главному взятку мы лишаем маток. Работоспособны ли они? Со­берут ли мед? Какого качества получатся матки? В первый год, когда мне из-за холодной весны пришлось так поступить, я с интересом и тревогой наблюдал за этими семьями. Разницы в поведении пчел практически не было заметно. С началом медосбора пчелы этих се­мей, выйдя из улья, моментально взлетали с прилетной доски, носили нектар и пыльцу. Причем перга меня осо­бенно радовала: раз носят, значит, надеются на будущий расплод, значит, растят матку, обреченности никакой.

Не разлетелись наши безматочные семьи, хотя ульи стоят у нас очень тесно. И не ослабли они к августу. Через 21 день весь расплод от старой матки вышел, а молодая еще не начала кладку. В семье некоторое время не было расплода. Как только исчез открытый расплод, пчелы стали носить нектар в запас. Они не кормили дет­ку— значит не изнашивались. Клещ Варроа и в запас­ном варианте оголил свое живое место, он весь на пче­лах. Каждый вечер мы разжигали дымарь, засыпали в него багульник и окуривали эти семьи. Безматочными их уже не назовешь. Они вывели себе молодых маток. Ка­чество их было отличным. Они выросли в теплую июль­скую погоду, при обильном взятке, сразу же после опло­дотворения начали червить. Молодые матки откладыва­ли яйца весь август, вплоть до начала сентября, нара­щивая к зиме хорошую силу.

Пасека к медосбору готова. Мы успели, и это важно. Некоторые пчеловоды расширяют гнезда уже в ходе взятка. Ошибаются они. Во-первых, порожние соты по­буждают пчел к активному лету, во-вторых, для пере­работки нектара в мед им нужно место, много пустых ячеек, в-третьих, беспокоить семьи во время взятка — значит лишить себя половины дневного приноса.

В полуденный зной идем с сыном купаться к озеру. Шагаем вдоль гречишного поля. Пока оно молчит. Не видно пчел, редкие цветы не пахнут. Пройдет недели две-три, то ли здесь будет. А вот на прибрежном лугу гул. Сын удивленно остановился.

— Это цветет белый клевер, луговой, — объясняю я ему, а сам думаю, нельзя ли использовать этот клевер как самый близкий прогноз на липу.

На каждом цветке — пчелы: наши, соседские, кол­хозные. Но это еще не главный взяток. Липа, когда зацветет липа? Сегодня мы уезжаем. Выходные кончились. Мне редко удается увидеть начало главного взятка.

С понедельника пчеловодные заботы отходят в сто­рону, начинаются другие дела, захватывают другие мыс­ли. Только вдруг, среди недели, ласковым июльским утром, шагая на работу по улицам Уфы, вдруг ощуща­ешь нежный, тонкий аромат. Удивленно оглядываешь­ся— липа же цветет! Теперь уже покоя нет, ждешь с нетерпением выходные дни. Как работают пчелы? За­цвела ли липа там?

Недолго, недели две, две с половиной, идет липовый взяток, хоть и растет у нас липа на разных уровнях. Есть она внизу, в уреме, растянувшейся берегом Демы, есть она и в нагорной части. Но мало ее для того, чтобы выделить липовый взяток и откачать липец. Во время медосбора мы стремимся не мешать пчелам работать. Следим лишь за тем, чтобы у них было достаточно со­товой поверхности для напрыска нектара. Через две не­дели после начала взятка мы вновь расширяем гнезда, добавляя неполный корпус из десяти рамок: восемь с сушью, две с вощиной. Делаем это вечером, часов в восемь, когда пчелы уже мало летают. За ночь они за­нимают корпус, чистят его, а утром начинают нормально работать. Здесь мы придерживаемся правила: лучше сделать излишне просторное гнездо, чем держать его тесноватым.

К концу цветения липы поспевает гречиха. Вдруг сильно запахнет медом около ульев. И точно, выйдешь к гречишному полю, а здесь уже густой медовый запах бьет в ноздри.

Погода — вот что тревожит нас во время медосбора. Если часты дожди и холодны ночи, меда не жди. А когда стоят жаркие летние дни, к вечеру редко-редко набегает тучка и проходит грозовой дождь, а затем душная ночь покрывает поля испариной — вот это самая взяточная погода в наших краях.

Хороший сотовый запас позволяет нам не заниматься откачкой меда во время главного взятка. Как только ночи становятся холодными (обычно в десятых числах августа), контрольный улей начинает показывать принос менее килограмма. Все, главный взяток кончился, пора откачивать мед.

Отобрать мед у пчел это еще половина дела — надо сразу укомплектовать гнездо на зиму. Так получается, что две работы выполняются за один раз, да и пчелам это лучше — они успеют хорошо обустроить гнездо к зиме. С верхних корпусов мы забираем все рамки. Если там оказывается расплод, то переносим эти рамки в нижний корпус. Там место им всегда находится: из него мы убираем полномедные рамки. Оставлять их в гнезде нельзя, они пойдут в запас, на весну. Пчелы плохо зи­муют на меду. Соты, где был расплод, имеют стенки ячеек гораздо толще, чем свежеотстроенные. Они хоро­шо держат тепло. Здесь пчелы разместятся на зиму и будут перемещаться вверх по мере поедания меда. Один пустой корпус я оставляю на каждом улье, он понадо­бится для установки кормушки и осушки сотов.

Вечером мы раздаем семьям рамки для осушки. В это время стараемся быть особенно аккуратными: взяток кончился, а пчелы еще возбуждены и склонны воровать. Если медосбор оборвался внезапно и днем стоит хоро­шая погода, то до беды недалеко: пчелы злятся и начи­нают воровать. Они нападают на слабые семьи, убивают маток и разворовывают семьи полностью. Рамки на осушку мы даем только в ульи: ставим их в пустой корпус поверх холстика, края которого немного отги­баем так, чтобы пчелы свободно могли пройти к этим рамкам. Леток у этих семей сокращаю до 2 см. За ночь пчелы очищают рамки, остатки меда переносят в соты нижнего корпуса.

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Поделиться с друзьями:
Просмотров: 2305
Дата: 16-07-2013, 10:35
Комментариев: 0
Категория: Медовые советы

Противороевые приемы...

Противороевые приемы...
Если семья перед главным взятком войдет в роевое состояние, следует лишить ее гнезда и корма. Улей отставляют на полметра в сторону, а на его месте размещают другой. В него по краям ставят рамки с
ПОДРОБНЕЕ

Противороевые приемы

Противороевые приемы
При естественном роении снижается продуктивность семей, особенно в годы со слабым медосбором, поскольку роевую энергию пчелы не могут использовать для накопле­ния запасов меда. Главный недостаток
ПОДРОБНЕЕ

Постановка магазинов и вторых корпусов

Постановка магазинов и вторых корпусов
Время наступления главного взятка определяют по сле­дующим признакам. 1. Поведение пчёл резко изменяется; увеличивается их лёт в поле за нектаром; пчёлы перестают посещать даже открытые посудины
ПОДРОБНЕЕ

Получение прироста пасеки

Получение прироста пасеки
Формирование отводков и нуклеусов. До выхода пчелиных маток из маточников за 1—2 дня приступают к формированию новых пчелиных семей. Если к этому времени на пасеке имеются сильные пчели­ные
ПОДРОБНЕЕ

Исправление неблагополучных семей

Исправление неблагополучных семей
Семьям, у которых после выставки окажется мало мёда, а также семьям без маток надо сразу придти на помощь. В первую очередь надо снабдить кормом семьи, которые по каким-либо причинам пошли в зиму с
ПОДРОБНЕЕ
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Турклуб
О сайте
Агрофирма "Селяночка" рада предложить Вам настоящий Башкирский мед, собранный на экологически-чистых пасеках Аургазинского района Башкортостана. Наш мед по праву считается эталоном настоящего Башкирского меда.
Авторизация
только у нас скачать купить шаблоны dle по низким ценам
Создание сайта IVSET